13:34 

Ловушка для души. Вариант номер 2.

Mistress_Felicia
Единственное, что может спасти человека - это он сам.
Это подправленный вариант) Спасибо Ютэн!)

Сегодня у меня опять выдался черный день. Так происходит всегда, когда к нам прибывают новички, подобные тем, что я вижу сейчас. Юные, красивые, умные, смелые, даже слишком, и ВСЕ совершившие одну роковую ошибку. Забытое ощущение лёгким электрическим импульсом проскользнуло между лопаток. Воспоминание о моей смертной жизни? Или о том, что я едва не совершил? Гм, прошу простить меня. Видимо, нужно кое-что объяснить. Меня зовут Ямадзаки Идо… Ну, вот, опять… Меня так ЗВАЛИ. Теперь мое имя – Асариэль. Я - Хранитель Пути, Проводник душ. Один из многих, кто создает Пути на Божественный Суд и охраняет умерших в их путешествии. Изо дня в день, вот уже несколько лет, многие души следуют за мной к своей судьбе. Кто бы они ни были, они все приходят сюда. И как бы я к ним не относился, приходится делать свою работу. Да, я не похож на многих своих братьев и сестёр. Во мне нет силы всепонимания и всепрощения, я слишком часто вспоминаю земную жизнь и, практически каждый день, спорю с прописными истинами. Может, все дело в том, что я Проводник самоубийц? Или все дело в том, что я когда-то сам чуть не совершил смертный грех? Как те двое, которых я только что привел. Они стоят, удивленно озираясь по сторонам и, кажется, еще не понимают, что их желание исполнилось. Или понимают? Взмахнув огромными белоснежными крыльями, я с легкостью преодолел расстояние, отделяющее меня от подопечных. Они шарахнулись от меня в разные стороны, словно кролики, но один взмах рукой подавил их страхи и сомнения.
-Привет, - как можно дружелюбнее начал я, - Меня зовут Идо.
-Алиса, - широко улыбнулась в ответ белокурая девочка шестнадцати лет.
-Алан, - представился высокий, загорелый и темноволосый юноша. В его речи проскальзывал легкий мексиканский акцент.
Все еще дружелюбно улыбаясь, я накинул паутину забвения на души. Глаза моих подопечных остекленели. Знаю, не лучший способ использования способностей, но мне очень захотелось узнать, как они видят этот мир. Все новички видят его по-разному. Для Алисы всё оказалось праздником красок, сказочным карнавалом, где ее переполняло счастье. На этом празднике жизни девочку окружали близкие и родные, которые любили её.
- Тебе этого ТАК не хватало? – сердце вдруг защемило от боли и внимание поспешило само переключиться на юношу. В его сознании была дорога, бескрайние просторы и, где-то на горизонте, очертания небольшого города. – А что угнетало тебя? Неужели, ты был не свободен?
Внезапно мне захотелось стать частичкой этих двоих и понять… Ради чего? Жизнь – это бесценный дар. Какая нужна боль и безысходность, чтобы бросить привычный мир, родных, друзей, и уйти в неизвестность? Я честно попытался вспомнить, но не смог. Боль моих потерь и желание покончить с собой – все это пустые картины, лишённые цвета, вкуса и запаха. Точно только одно – жизнь удержала одно из своих чад. Тогда интересно, почему я все-таки умер? Нет. Погиб. Именно. Я погиб. Несчастный случай или убийство? Там, где я раньше жил, меня считают самоубийцей. Неосведомленность напрягает, но, пока мне не положено знать ответы на свои вопросы. Так говорит архангел Сираэль – глава Проводников и моя наставница. Ага! Вспомни архангела, он и появиться! Легкое искажение пространства и серебристый свет ознаменовали ее пришествие. Я, испытывая огромное эстетическое наслаждение, откровенно уставился на учительницу. Нежная, сливочно-белая кожа, яркие золотые глаза, роскошные волосы цвета светлого меда. Не красива и не прекрасна. Она выше этих простых слов. Она словно Венера – совершенна. Я уверен. Когда я был человеком, то жил скульптурой. Мои учителя пророчили мне великое будущее.
-Приветствую Асариэль, - мягкий, переливчатый голос Сиры пробился сквозь рой моих мыслей.
-Доброе утро, Сираэль, - я почтительно поклонился.
-Ты снова выходишь за рамки своих полномочий! – наставнице хватило одного быстрого взгляда на находящихся в трансе молодых людей, чтобы уличить меня в разбазаривании энергии.
-Это необходимо! - горячо запротестовал я.
-Кому? – прищурилась дева, подозрительно смотря на меня.
-Мне! Мне необходимы их воспоминания! Я больше не могу придумывать себе прошлое! Крошечные обрывки воспоминаний ничто! – мой голос сорвался уже не на крик, не на рык зверя, а на предсмертный хрип. Голова закружилась, перед глазами поплыли красные круги.
-Асариэль! – закричала Сира и бросилась ко мне. Я вцепился в нее, впиваясь в нежную кожу ногтями, закрыл глаза и попытался успокоиться. Меня колотило, словно лихорадило. Не знаю, сколько мы простояли обнявшись, но, постепенно, вместе с теплом наставницы, пришло спокойствие. Когда я окончательно пришёл в себя, выяснилось, что мы сидим на земле, а Алиса и Алан всё так же безучастно смотрят на нас.
-Прости, пожалуйста! - я смущенно улыбнулся и отодвинулся от архангела.
-Тебе лучше? – Сираэль выглядела очень взволнованной.
-Угу, - я коротко кивнул.
Сира закусила нижнюю губу и задумалась, ее взгляд блуждал, переходя от меня к новоприбывшим душам и обратно. Я встал и протянул руку учительнице, желая помочь ей подняться, но она не обратила на мой жест ни малейшего внимания. Не долго думая, я непочтительно обхватил наставницу за плечи и рывком поднял. Дева вздрогнула, и ладонь ее правой руки машинально легла на рукоять длинного пламенного меча, висящего на поясе. Я поспешно отступил – с архангелом шутки плохи.
-Ладно, ученик, - обречено объявила она, - если знание о твоей смертной жизни помогут тебе, то их нужно разбудить.
-Я старался, - признание давалось тяжело, но скрывать что-либо сейчас не имело смысла, - но из этого ничего не вышло. Раз за разом прикасаясь к памяти подопечных, я старался увидеть их жизнь, боль и смерть, дабы вспомнить тоже самое, но о себе.
-«Увидеть», ты сказал? – решила уточнить Сира, горько усмехаясь при этом.
-Ну, да.
-Вот это и есть ошибка всех молодых душ, - неожиданно огорошила меня наставница. – Видеть бесполезно. Нужно чувствовать. Главным всегда является чувство, а не образ.
-Не понял, - честно признался я. – Ты говоришь, что образ вторичен?!
-Нет, - поморщилась учительница, не довольная не понятливостью ученика. – Это не так. Послушай, теория сейчас бесполезна. Если ты уверен в своём желании докопаться до глубин себя, то я могу тебе в этом помочь, научить новому. Но, предупреждаю, это не будет легко и приятно, и назад пути не будет. Подумай и реши.
-Не чего думать! – я испугался собственной уверенности. – Помоги мне, Сира! Я очень хочу ВСЁ узнать, вернее, вспомнить!
Наставница долго смотрела на меня, словно надеясь, что я передумаю. Несколько напряженных минут показались мне Вечностью.
-Хорошо, - Сираэль шумно выдохнула и, отвернувшись от меня, пристально посмотрела на Алису. – Тогда начнем. Придется, для начала, воспользоваться этими детьми.
-М-м-м, Сира, - мне вдруг стало стыдно и не удобно. Не хотелось причинять боль молодым душам. Об этом я и собирался сказать.
-Не беспокойся, она не будет чувствовать боли. Ее будешь чувствовать только ты, - «успокоила» меня учительница.
Ладно, я сам этого хотел. Быстро обойдя Сираэль и Алису, я встал за спиной последней, глубоко вдохнул, коротко выдохнул, и взглянул в бездонные зрачки помогающего мне архангела.
- Установи с ней контакт – положи руки ей на голову, - начала командовать Сира. – Затем, закрой глаза, расслабься, отрешись от всего, найди последнее воспоминание о её жизни, и просто плыви по нему. Почувствуй себя именно этим конкретным человеком в определенный момент. Давай, Асариэль. У тебя получиться.
Говорит, словно моя школьная учительница. Ладно. Я постарался выполнить инструкцию в точности. Прошла минута, две, три. Ничего не происходило. Мне что-то мешало! Или мне так казалось? Я открыл глаза и вздрогнул. Сираэль смотрела прямо на меня. В ее глазах светилась печаль и жалость. Жалость ко мне?! Я моргнул, и видение исчезло. Наставница вопросительно изогнула брови.
-Ничего! – сообщать не стоило. Все и так очевидно.
-Попробуем обратиться к чувствам юноши, - Сира была совершенно спокойна. Моя неудача ее ничуть не поколебала.
-Хорошо.
Я направился к парню. Рядом с ним давящего чувства не было. Стоило мне только мысленно потянуться к нему, как, почти моментально, вокруг рухнула тьма, затягивающая в его мир.
-Я буду помогать тебе, - донесся до меня голос моего командира.

* * *

Свобода. Смех. Яркие, дикие краски. Доброта и бесшабашность.
Приятный парень. Честный и веселый, свободный, словно ветер. Но, неожиданно… Почему это все так резко изменилось?
Безысходность. Пустота. Не понимание. Насмешки.
Старая, как мир, история любви бедного провинциала и городской избалованной девушки, живущей на деньги отца. Ничего нового, но какая БОЛЬ!
Я любил ее, не боялся никакой работы, чтобы, в один прекрасный день доказать свою значимость. Приходилось ночевать в дешёвых мотелях, вкалывать до седьмого пота. Я почти забросил семью, но был счастлив быть с любимой. Теперь я понимаю, что был слеп. Вокруг нее, светской львицы, днем и ночью вились сотни поклонников, а я был только игрушкой, мимолетным капризом.
Разбитые юношеские мечты. Как жаль. Мое сердце болит вместе с его сердцем. Но разве такой яркий и жизнерадостный парень не смог этого преодолеть? В чём действительно дело?
Отцу моей любимой не понравилось, что такой как я рядом с ее дочерью. Мерзкий тип! Он не нашёл ничего лучше, чем втоптать в грязь мою семью. Богатство и власть лишают совести и любых моральных устоев. Маленький, даже крошечный, бизнес моей семьи был уничтожен. И все по моей вине!
Сколько горечи! Такое огромное чувство вины, что я задыхаюсь!
Я нашел выход. Он единственный, теперь я уверен в этом.
Выход? Что-то такое, когда-то, приходило и в мою голову.
Я должен искупить свою вину. Мои родители нуждаются в деньгах. Я зарабатываю слишком мало, и им приходиться кормить еще один рот. А у меня еще две несовершеннолетних сестры и совсем маленький братик. Страховая компенсация за мою жизнь поможет им. А мне уже все равно.
Ужасно! Как глупо! Я не могу больше этого чувствовать!
Апатия. Ненависть к себе из-за своих не удач. Уверенность, что его ошибок не простят.
Не хочу! Я дернулся, стараясь вырваться, но тщетно.
Пустота. Боль. Холод.
Нет. Этого не должно было произойти! Но какое знакомое чувство! Я рванулся снова. На этот раз получилось.

* * *

-Боже! – я широко распахнул глаза, отступил назад, споткнулся и сел на землю.
-Асариэль!
Я проигнорировал наставницу. Выход у парня был, и не тот, которым он воспользовался! Оставить семью, причинить им столько боли своей смертью! Это не правильно! Чувства Алана пробудили во мне кое-что. С этим надо разобраться и немедленно!
-Забери его отсюда, Сира, пожалуйста! Я больше не хочу ощущать его чувства!
-Но, подожди, - попыталась возразить дева.
-ПОЖАЛУСТА! – взмолился я.
-Хорошо, хорошо! – Сираэль встала рядом с юношей. – Я отведу его на Суд и вернусь!
-Ладно.
Я едва смог дождаться, пока архангел и мой подопечный покинут меня. Затем, ощущая странный трепет, я незамедлительно прикоснулся к сознанию оставшейся со мной Алисы. У меня возникло странное чувство, что я знаю, что искать.

* * *

Много света. Яркие золотистые тона. Море нежности и наивности.
Как это знакомо! Я прикасался к этому раньше, я уверен! Но где, как?
Чувство сестринской любви, радость и, вдруг, море боли, как душевной так и физической.
Так хочется увидеть лицо того, кто посмел причинить зло этой крошке. Не следует «смотреть», но я уже вижу лицо. Это… МОЁ ЛИЦО! Не может быть! Но я вижу! Хочется закрыть глаза, но я уже не могу. И я узнаю.
Боль. Ужас. Слезы. Гадливое чувство пустоты и ненависти.
Этот… Он изнасиловал ее! Брат! Ее брат. А я к тому времени был уже мертв! Да. Теперь все прояснилось! Память услужливо подбрасывала одну картинку за другой.
Я, мой брат-близнец Кэйти и наша двоюродная сестра Алиса. Мы, счастливые, вместе выходим из школы.
Кэйти предлагает втроем пойти в парк, но Алиса напоминает, что у меня и нее занятия в художественном кружке.
Конечно, мы же хотели поступить в художественную академию. Хотели, но это было нам не по средствам.
Моя драка с братом. Из-за Алисы.
Конечно! Он любил ее! Но не как я. Не как сестру, а как женщину. Алиса же больше общалась со мной. Кэйти сделал не правильные выводы. БОЖЕ! БОЖЕ! Наконец до меня дошло! Мой брат убийца! В день нашего рождения он столкнул меня с крыши небоскреба. Он изнасиловал нашу сестру! Алиса просто не смогла вынести всего, что навалилось на нее. Невозможность учиться далее и осуществить мечту. Моя гибель. Преступления Кэйти. Бедная моя сестренка! Но…, что?!
-Асариэль! – я был грубо вырван из сознания сестры. Назревали неприятности.

* * *

Когда я открыл глаза, то увидел свою наставницу. По ее лицу я все понял. Сираэль вернулась, чтобы забрать на Суд мою сестру! Собственная боль померкла. Теперь, я уже не беспокоился о себе. Главное – Алиса!
-Нет, Сира! – я встал между архангелом и сестрой. – Она не виновата! Это все Кэйти! Мы же не можем!
-Мы должны! – учительница подошла и положила руки мне на плечи. – Ты же знаешь, что смертные грехи – это ловушки для души. Самоубийство – самый страшный из них.
-Знаю! – в отчаянии закричал я. Душа моя бунтовала, но мой долг был так ясен. – Что с ней будет?
-Не знаю, - честно призналась Сира. – Зря я тебя оставила.
-Что? – я глупо похлопал глазами. – Ты хочешь сказать, что…
-…Не собиралась открывать правду, - призналась дева. – Я не хотела делать тебе больно. Но теперь поздно. Я должна забрать ее.
Я не знал, что делать. Как помочь сестре? Что сказать? Мои чувства притупились. Просто они уже порваны в клочки. Хочется кричать, плакать, кататься по земле и выть, но я уже просто не могу.
-Я увижу ее когда-нибудь? – мой вопрос прозвучал как-то глупо.
-Да, - этот ответ наполнил мое сердце радостью, - но не скоро, а лет через двести. – И внутри всё словно оборвалось…
-Ясно.
Я отвернулся, чтобы не видеть, как мою сестру забирают. По щекам покатились слёзы. Да, Алиса попала в ловушку, которой могла избежать, но и я в ловушке. Долг. И он начинает становиться мне все ближе. Пусть так. Двести лет - не такой уж и большой срок. Я буду ждать. Сегодня действительно черный день.

@темы: Мое творчество, Мое)

URL
   

Записки одного Мастера

главная