21:23 

Творчество в подарок)

Mistress_Felicia
Единственное, что может спасти человека - это он сам.
Данное мини написано в подарок для подруги. Герои - оригинальные персонажи ролевой игры "Драконы и подземелья". Просьба не выкладывать его на любых других ресурсах.

Римма - это тебе!)))

Название: О том, как нужно веселиться.
Фандом: Драконы и подземелья (ролевая настольная игра)
Жанр: фэнтази, комедия, романтика.
Перинг: Юст\Балжра (основной), Яазрин\Джэнафай (второстепенный)
Рейтинг: PG - 13 (исключительно за намеки)
Распространение: нет.
Права: ролевая система Драконы и подземелья, а так же все, что связано с ней, мне не принадлежит. И никакой коммерческой выгоды с использования я не имею.



Большая, буквально огромная зала, ярко освещенная хрустальными люстрами, казалась чернокнижнику слишком помпезной.Кудесник не знал, почему товарищей потянуло именно в такое шикарное место, хотя… догадывался. Конечно же, леди Джэнафай, привыкшая к роскоши. Нет, безусловно, они могли себе позволить дорогие апартаменты, мраморные купальни и отменную еду. Хотя бы иногда. Но Юсту куда милее были луга и просторы земель, палатка и котелок на костре. Может быть все оттого, что он пресытился богатой и вычурной жизнью, находясь под неусыпным присмотром многочисленной родни? Интересно, как они там? Юноша порывался написать письмо матери, но каждый раз его что-то останавливало. То момент был не подходящий, то было банально лень, но чаще всего они с компанией таких же ненормальных, как он, дрались, бежали или куда – то долго и упорно шли. Во имя благих целей, конечно же. Впрочем, мастеру разрушительной магии было все равно, где и как проводить свои вечера, если рядом с ним была возлюбленная. Балжра Зауфим. Импозантная и красивая девушка – полудроу, его невеста, сейчас сидела как раз напротив и с любовью смотрела на… креманку с тремя видами мороженного. Юст улыбнулся. Он любил девушку и принимал вместе со всеми ее причудами. Притом он сам любил мороженное. Не до такой, конечно, степени. Воительница, сидящая перед ним, вкушала лакомство весьма своеобразно. Медленно зачерпывала серебряной ложечкой сначала один вид десерта. Смотрела на него так, как будто признавалась в любви, вздыхала, зачерпывала к нему в пару другой сорт, снова смотрела с любовь, вздыхала еще раз, затем еще, то же самое проделывала с третьим видом и с удовольствием поглощала мини – башню, закатывая глаза от удовольствия. Чувственно и очень соблазнительно облизнув губы, красавица начинала все с начала. Очень привлекательное зрелище. Юст поерзал, положил ногу на ногу, чтобы успокоить себя и вернулся к своему холодному фруктовому чаю – на улице было жарко и каждый охлаждался, как мог. Энахбес посмотрел на соседний столик, за которым сидели Яазрин и Джэнафай. Нет, они не были настолько снобами, чтобы отказаться сидеть рядом с товарищами по команде, просто в данной зале все столы были рассчитаны на две персоны. Накрахмаленные кружевные скатерти, серебряные столовые принадлежности, до блеска начищенные тяжелые подсвечники, прекрасные барды, играющие на отдельной сцене. И четверка приключенцев в боевом облачении. А кругом надушенные и разодетые сэры и дамы в кринолинах и перьях. Дроу тихо шептались, о чем – то на своем языке и не обращали внимания на окружающих. А вот окружающие на них – очень даже. Конечно никто не вызывал святую охрану, не тыкал пальцем, но общее волнение по поводу присутствия представителей темных дроу ощущалось. Юст посчитал, что положение спас святой символ Элистраи, сверкающий на шее Яазрина. Покачав головой, кудесник снова взглянул на невесту. Девушка гипнотизировала серебряную ложечку. Чернокнижник осушил стакан с холодным чаем и заказал себе еще. Пока симпатичная девушка – подавальщица несла заказ, юноша достал из сумки несколько свитков и решил изучить их. В последнем приключении такой роскоши он не мог себе позволить. А тут светло, относительно тихо и относительно безопасно. Энахбес углубился в изучение фолиантов. На первый взгляд ничего интересного: свиток огненного шара, «Цепь Гедели», «Кислотная стрела», «Сфера неуязвимости» и «Слово Силы: Страх». Все это следовало отдать Яазрину. Маг найдет этому применение. Юст потер лоб и развернул последний фолиант. Бумага была мягкая и нежная, буквально шелковистая. Остроухий насторожился. Что-то здесь было не так. Прощупав материал, Юст убедился, что это кожа.
«Кожа… Пусть это будет не человеческая кожа!» - Мысленно взмолился юноша. Его руки едва заметно дрогнули и пришлось прижать локти к столу, чтобы себя не выдать. Энахбес помедлил и осмотрелся. Балжра все так же гипнотизировала ложку, а дроу расплатились за заказ и поднялись в номера. Или номер… Юст не мог сейчас вспомнить, заказывали они один на двоих или разные. Но это было и не важно. Со странным свитком он остался один на один. Можно было, конечно, бросить все и побежать, догнать мага – дроу. Но тут уже сыграло профессиональное соперничество. И даже тот факт, что он, Юст, был чернокнижником, а Яазрин – магом – универсалом, ничего не значил. Ну не хотелось просить помощи и все тут. А еще Энахбес боялся зайти в номер и застать какую-нибудь пикантную сцену. После такого Балжре придется собирать его по кусочкам. Не иначе. Нахмурившись, кудесник принялся изучать руны, щедро и очень скрупулёзно выведенные на тонкой коже. И чем больше он их читал, тем больше уверялся, что свиток не простой. Можно.., нет, нужно было отнести его в храм Огма. Там точно найдут ему применение. Ну или полку, где он будет пылиться в сохранности для потомков. Однако, любопытство сгубило кошку. Энахбес понял, что свиток содержит шифр. Причем и шифр, и ключ к нему таились на одном полотне. Юноша достал из поясного кошелька мел и принялся разбирать шифр, помечая очередность букв и их значение, используя для этого эльфийский язык.
- … хочешь? – неожиданно громкий голос подруги привлек его внимание. Юст даже вздрогнул, отрываясь от научных изысканий. – Эээ, что, прости? – Балжра смотрела на него с осуждением.
- Я хочу услышать ответ на вопрос. Хочешь или нет? – Девушка надула губы и опасно сузила глаза, что не предвещало ничего хорошего.
- Хочу.., - рискнул выбрать кудесник. Хотя вопрос мог быть каким угодно. И ответ сулил как наслаждение, так и весьма неожиданные варианты.
- Ага! Я знала, что ты хочешь! Все хотят! И ты не исключение! – Зауфим так громко обрадовалась, что сидевшие неподалёку богатые особы поморщили свои припудренные носы и одна дама, с плохо скрываемым осуждением, произнесла: - Вот что бывает, когда семья не дает достойного воспитания молодой девушке! – На что Балжра показала мадам язык и подскочив, прихватила с собой креманку с мороженым, серебряную ложку и плюхнулась на колени к Юсту. Юноша стиснул зубы. – У тебя в кармане волшебная палочка? Свиснул у нашего мага? Как не хорошо! На, попробуй! – Девушка зачерпнула мороженного с горкой и с силой засунула лакомство в рот суженному. К счастью тот успел открыть рот пошире, иначе бы лишился зубов. Двух передних точно.
- Вкусно, правда? – Хихикнула драмен и снова зачерпнула сладость, но донести ее до губ возлюбленного не успела. – Эй! А это у тебя что? Ты пишешь мне любовное письмо? – Балжра шустро вырвала кожаный фолиант из рук чароплета. – Это так мило..
- Балжра, стой! – Юст дернулся, но остановить Зауфим просто не успел. Ловкая и быстрая, она сунула ему в опустевшие руки креманку. В рот – ложечку с мороженным. Причем передним зубам на этот раз досталось. Хорошо хоть на месте остались. А то, что произошло потом, они еще долго вспоминали. Бравая воительница, пользуясь подсказками, начала читать не до конца расшифрованный текст. И то, как зазвенел воздух, угрожающе и пронзительно, кудеснику не понравилось. Он уронил креманку на пол, наплевав на то, что та явно разобьется каскадом стеклянных брызг и вцепился в фолиант. Это все, что он успел сделать. Нет, не все. Еще он успел остолбенеть. Картина и впрямь предстала не обычная. Точнее сказать – необыкновенная. Все ложки, вилки, поварешки, кружки, тарелки, люстры, подсвечники, столы, стулья, арфа и даже рояль ожили. Да тут вся мебель, вся утварь, вплоть до плотных перчаток повара, которыми он извлекал из печи жаркое, пришли в движение. Стулья, подобно норовистым крылатым коням носились по воздуху, а их незадачливые седоки вопили от ужаса. Столы прыгали, как круторогие бараны, сшибаясь в смертельной схватке не понятно по какому поводу. Арфа и рояль играли полнейшую какофонию, а с верхних этажей раздавались вопли ужаса. Громче всех, как выяснилось, вопила благородная седая леди, скатившаяся по лестнице на своей шикарной двуспальной кровати. Учиненный разгром и раздрай, а также вопли о помощи привели в респектабельную гостиницу стажей с улиц. Они как могли старались помочь местной охране отмахиваться от обезумевших метелок и швабр.
- Оооо! Это лучше, чем признание в любви! – Юст и Балжра тоже не избежали всеобщего безумия. Их резвый конь – стул носился кругами, огибая звенящие люстры, на одной из которых висела и визжала, словно поросенок, чванливая дама, буквально пару минут назад не лестно отозвавшаяся о манерах воительницы – драмена. – Милый, - Зауфим прижалась к возлюбленному и целовала его лицо и губы, - ты просто не представляешь, как мне было тут скучно. А ты, прочувствовав это, устроил нам веселье. Почему ты не делал этого раньше?
Энахбес ничего не отвечал, стараясь удержаться на стуле и удержать девушку на своих коленях. Она целовала и всячески ластилась, так что мысли путались, словно клубок ниток, с которыми играет котенок. Юст заставил себя сосредоточится, а свиток в руках Балжры - заполыхать. Кожа вспыхнула, как простая бумага. Юноша ударил невесту по руке, выбивая сей факел и тот упал вниз, сгорая в полете. Кудесник отстранено подумал, что все. Шансов остановить это безумие у них просто нет. Так, как и после уничтожения проклятой находки, карусель с истошными воплями не прекратилась. Неожиданно громкий, уверенный голос прорвался сквозь сотни воплей и стонов падающих со своих лошадок седоков. Мгновение и все прекратилось. Буквально на несколько секунд всё застыло. А затем начался настоящий дождь из падающей мебели, людей и посуды. За долю секунды до того, как его стул рухнул вниз, Юст сам изловчился соскользнуть с него, крепко прижимая к себе Балжру и приземлился на стол. На красивой белоснежной скатерти остались следы от не слишком чистых походных сапог. Кудесник осмотрелся и заметил на лестнице Яазрина. Глаза мага пылали возмущением. Дроу покрутил пальцем у виска, давая понять, что он думает обо всем этом и явно указывая на то, что вычислил виновников беспорядка. Одернув мантию, темный эльф величественно отбыл в свои покои, а Юст перевел дух, моля всех Богов о том, чтобы никто не выяснил причин произошедшего коллапса.
- Милый, - Энахбес охнул, когда Балжра поцеловала его в мочку уха, а затем укусила и весьма чувствительно, - пообещай мне, что мы так же повеселимся в другой гостинице для снобов.
Ну, что тут можно было сказать? Кажется, он запомнил многие из символов сгоревшего свитка.

@темы: Я и мой зоопарк, Ролевые, Позитив), Подарки, Мое), Мое творчество, Заявки, Друзья, Другие пары

URL
Комментарии
2016-04-24 в 00:35 

Эхтиона
Врезала Диабле, Единому Злу. Так тебе и надо!
Господи, сегодня божественный день! Наверно после этого поста в какой-нибудь далекой галактике подорвалась сверхновая.)))) Вот желаю тебе, чтобы тебя все любили и говорили тебе всегда "ня", как бы это не выглядело отпадно, потому что ты этого заслуживаешь даже за этот маленький кусочек текста-счастья)))))

2016-04-24 в 18:11 

Mistress_Felicia
Единственное, что может спасти человека - это он сам.
Эхтиона, Спасибо) :dance2: Мне очень приятно, что смогла угадать и попасть на нужные струны)

URL
   

Записки одного Мастера

главная